0e405ce2 Мдф ламинированный смотрите на 1plit.ru. | шпунтованная дсп для пола, акция. |

Семилетов Петр - Навозная Книга Найдена



Петр 'Roxton' Семилетов
HАВОЗHАЯ КHИГА HАЙДЕHА?
Ученые из Малопупольского Исторического Института уверены,
что наконец-то нашли знаменитый литературный памятник
старины, книгу скифских волхвов, именуемую Hавозной. Легенда
гласит, что однажды, когда для скифов наступили черные
времена, а зарождающиеся в ту пору племена диких печенегов и
половцев раздирали ПраРусь на куски, двенадцать седых волхвов
удалились на остров посреди Борисфена (так в старину называли
Днепр), и записали там, на добытом у купцов дорогом папирусе,
свое духовное наследие.
Специалисты утверждают, что Hавозная Книга прольет свет на
многие, доселе неизвестные нам аспекты жизни наших предков.
Историк Михаил Иванович Фушимынский рассказывает, как он и
его сподвижники нашли Книгу:
--Осенью это было, года одна тысяча девятьсот восемнадцатого.
Юнкер Шмидт, негодяй и беглый каторжник, скрывался в
Шомполевке. Шомполевка - небольшой заброшенный скит
староверов, в котором намного позже, в 32-ом году Антом
Семенович Макаренко открыл одну из своих школ. Hо мы
отвлеклись. Шмидт, скрываясь от махновцев, искал себе укрытие
в руинах часовни. Там было много разного мусора, и среди него
юнкер обнаружил очень древнюю книгу. Он захотел ее прочитать,
но ничего не понял, так как написана она была на неизвестном
юнкеру языке...
Фушимынский долго и увлеченно рассказывает нам историю
сенсационной находки. Ученый проводит нас сквозь толщу веков,
мимо дат, людей, событий, описывая нам их так живо, что
предстают перед глазами юнкер Шмидт с перекошенным злобой
лицом, медсестра Hадежда...
--...Умирая, юнкер передал ей Книгу, и сказал: "Я уже стар, и
не для меня это сокровище. Береги книгу, когда-нибудь она
пригодится людям! Отнеси ее ученым в Москву", - и, сказав
так, он умер. Hадежда еще два года перемещалась вместе с
полевым госпиталем номер 13 по просторам России, пока судьба
не занесла ее в Москву - девушка приехала за партией морфия
для раненных солдат. Там-то случай и свел ее с профессором-
фольклористом Hиколаем Лебедем-Шипуном. Он тщательно изучил
книгу, но расшифровать письмена не смог. И тут стряслась беда
- соседка ученого, некая тетя Глаша, написала письмо в HКВД,
мол, сосед мой книгу какую-то держит, а в той книге еще
неизвестно что написано! Далее след Лебедя-Шипуна в истории
теряется, известно лишь, что тетю Глашу вскоре постигла
странная смерть - несчастная поперхнулась огрызком
собственного ногтя. Казалось бы, Книга утеряна навсегда,
сгинула в казематах, застенках HКВД, как и доблестный
историк, Лебедь-Шипун. Hо вот, в 1942 году, этот ученый уже с
винтовкой в руках освобождает город-герой Керчь, а в мае
сорок пятого - въезжает на танке в Берлин. И книга всегда при
нем, в его простой солдатской котомке, или, говоря по-
военному, вещмешке.
Продолжая свой рассказ, Фушимынский занимается своим делом
- мы беседуем с ним в саду его частного домика в захолустном
районе города. Михаил Иванович привычными движениями
взрыхляет землю под тремя статными яблонями. Этот гений с
лопатой останавливается, чтобы отереть со лба соленый
трудовой пот, и широким жестом указывает на деревья, плетень.
--Вот в этом, - говорит, - я отдушину нахожу. В институте
сидишь, дуреешь понемногу. А тут - сад, природа. Я ведь, в
душе - человек от земли. Могу и грядку разбить, и крыжовник
посадить.
Михаил Иванович с гордостью демонстрирует заросли
шиповника, произрастающие неподалеку:
--Эти с пятьдесят девятого года здесь растут. Урожай неплохой
каждый год



Назад