0e405ce2

Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 05



ЮЛИАН СЕМЕНОВ
АЛЬТЕРНАТИВА
(ВЕСНА 1941)
ОБО ВСЕМ И ЕЩЕ КОЕ О ЧЕМ
Начальник генерального штаба вермахта Гальдер, будучи человеком
педантичным, делал записи в своем дневнике каждый день. В тот мартовский
вечер он вывел каллиграфическим почерком следующее:
, развернутой для операции .
На пресс-конференции, которые проводил каждую среду в МИДе, на
Вильгельмштрассе, шеф отдела печати Шмит, журналисты собирались загодя.
Молчаливые официанты с солдатской выправкой обносили гостей пивом и
горячими сосисками, а в Берлине весной сорок первого года продукты эти
жестко нормировались карточной системой; деловитые журналисты из-за
океана, скандинавы, испанцы и швейцарцы экономили карточки на пиво и
мясные продукты, совмещая работу с сытным обедом. Поодаль, возле больших
итальянских окон, стояли арабы и японцы; арабы морщились от запаха свиных
сосисок - коран есть коран, а японцы - негоже сынам
Страны восходящего солнца отталкивать соседей, вырывая себе сосиску
пожирнее и поприжаристей, и жевать ее лихорадочно, перебрасывая шипучее
мясо языком, чтобы не обжечь нёбо.
Штирлиц с любопытством наблюдал за двумя корреспондентами из Москвы,
которые старались быть незаметными в толпе своих американо-европейских
коллег, но из-за того, что они не хватали, подобно остальным, сосиски, не
уплетали их с цирковой быстротой, не глотали жадно пиво, чтобы успеть
выпить кружку ко второму подходу официантов и запастись следующей, они в
толпе выделялись - словно одетые стояли на пляже.
. Поди-ка,
совмести здесь! Чтобы не выделяться, надо толкать соседей, хватать
сосиски, капать пивной пеной на спины коллег и пробиваться сквозь толпу
поближе к Остеру, который знает больше остальных журналистов, ибо он
близок к Геббельсу>.
Шмит появлялся из боковой двери; журналисты, сшибая друг друга,
бросались к длинному столу, норовя занять место рядом с шефом прессы, и
только американские асы отходили к окнам, чтобы видеть всех собравшихся в
зале. Американцы научились получать самую важную информацию после
выступления Шмита, когда он начинал отвечать на вопросы: как правило, два
или три немецких журналиста спрашивали Шмита по шпаргалке. Соотнося
поставленные вопросы с заранее подготовленными ответами Шмита, ребята из
Ассошиэйтед Пресс делали более или менее верные прогнозы по поводу
очередной внешнеполитической акции Гитлера.
Всякий раз, когда Шелленберг поручал Штирлицу присутствовать на этих
пресс-конференциях, чтобы поддерживать контакты с журналистами, которыми
интересовалась разведка, Штирлиц прежде всего впивался взглядом в карту на
стене, которую открывал помощник Шмита перед началом собеседования. Карта
эта была страшная. Коричневое пятно Германии властвовало в Европе.
Территории Польши, Чехословакии, Австрии, Дании, Норвегии, Бельгии,
Голландии, Франции были заштрихованы резкими коричневыми линиями; Венгрия,
Румыния и Болгария, как страны, присоединившиеся к , были окрашены в светло-коричневые цвета. Резкие черно-коричневые
пятна уродовали территории Албании и Греции: там вела войну Италия.
Карта была сделана так, что доминирующая роль гитлеровской Европы
подчеркивалась махонькой Англией, нарисованной художником жалостно и
одиноко, и далекой Россией, причем, в отличие от Англии, где были
обозначены города и дороги, Россия представлялась белым, бездорожным
пространством с маленькой точкой посредине - Москвой.
Шмит, не отрывая глаз от текста, подготовленного его сотрудниками,
прочитал последние известия:
- .
Штирлиц знал, ч



Назад