Библиограф - русские авторы. Выпуск 113


Играй в Вулкан автоматы и получай фри спины при регистрации 0e405ce2

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 113 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 225. Семенова М. - Семилетов П.

В этой главе опубликовано


Семенова Мария - Викинги
Анонс
Они приходили с моря, воины, не знавшие ни жалости, ни страха смерти. Пестрые паруса их драккаров заметны были издалека. И когда такой парус поднимался над горизонтом, жители прибрежных селений в страхе бежали, спасая свою жизнь.

Об их отваге, мужестве, жестокости и ярости ходили легенды. Они жили войной и ради войны. Их хранили суровые асы. Им помогали светлые альвы и темные йотуны.

Их души уносили с поля боя златокосые валькирии. Их называли героями и варварами, пиратами и волками Севера. Но сами они звали себя - Викинги.
ДВА КОРОЛЯ
Как гласят старинные хроники... Давным-давно - тысячу сто лет тому назад - жил в Дании, на острове Зеландия, могущественный вождь. Звали его Рагнар.

А ещё носил он прозвище - Лодброк, то есть «Кожаные Штаны».
Не было такого моря, где бы ни носились его страшные полосатые паруса. Это он, поднявшись по реке Сене, в 845 году взял и дочиста разграбил Париж. А на обратном пути к морю разметал, как песок, две армии французского короля Карла.

Это он, немного погодя, покорил на севере Англии королевство Норсхамбрию. Это он, ещё через несколько лет, совершил поход в русские земли, но потерял там сына и сам едва не сложил головы...
В 867 году Рагнар Кожаные Штаны отправился в Ирландию. Поначалу этот поход складывался удачно, но для Лодброка он оказался последним. Старый викинг был пленён своим злейшим врагом, норсхамбрийским королём Эллой, и в цепях привезён в его столицу - город Йорк, который тогда назвался Эофорвиком...
1. Лодброк
Отчего бы и не припомнить теперь, что мне снилось там, в Ирландии? Это, конечно, легче всего - искать в прошлом предостережения, которым в своё время не внял. Ведь всякий сон, говорят, сбывается так, как его истолкуют.
Ладгерд получит весть о моей судьбе и посмеется. О, она посмеется, моя Ладгерд, мать моего старшего сына, - Лодброк умер в оковах, обманом захваченный в плен!.. Рагнар, Рагнар, скажет она.

А ведь тебя называли прозорливым и мудрым. Как же это ты не распознал вражеских воинов в слугах, подносивших пиво?..
Дорого я дал бы за то, чтобы вызнать - кто же всё-таки продал меня англам... Много зим длилась моя жизнь, и не ко всем бывал я справедлив, и ей, моей Ладгерд, выпало понять это раньше других. Уж не она ли отомстила мне за давнюю обиду?
Ладгерд... Нет, она била в спину только тогда, когда враг пускался от неё наутек, не смея повернуться лицом. Я-то это знаю, я же видел ее, мою Ладгерд, с копьём в руках, на носу боевого корабля.

Она не изменила себе и в тот день, когда мы с ней смотрели друг другу в глаза, и оба знали, что эта встреча последняя. Ты, усмехнулась она, ни дать, ни взять Сигурд-змееборец. Ты так же, как он, забываешь любимую ради другой.

Вот только Сигурду помутило разум питьё, настоянное на злом колдовстве. А тебя, мой конунг, и околдовывать не понадобилось.
А я ей ответил... должно быть, я делаюсь стар, если не могу не то что придумать ответ, но даже и вспомнить сказанное однажды! Я ей ответил: если я - Сигурд, стало быть, мне надо ждать скорой смерти? Которой ты, моя Ладгерд, непременно добьешься?

И ещё я сказал, что, пожалуй, не стану бегать от подобной судьбы, если только она, Ладгерд, поклянется умереть на моей могиле. Они у меня всегда были остры одинаково - оружие и язык.
Но за ней тоже ни разу ещё не пропадало, будь то меткий удар или беспощадное слово. А что, спросила она, уж не испугался ли ты, мой конунг?
Испугался? Я, Лодброк?..
Впрочем, тогда я ещё не успел стать тем, кто я ныне. И прозвища не носил.

Семенов Юлиан Семенович - Товарищи По Палатке (Новеллы)
Семенов Юлиан Семенович - Третья Карта (Июнь 1941)
Семенов Юлиан Семенович - Третья Карта
Семенов Юлиан Семенович - Тропа
Семенов Юлиан Семенович - Утро Рождается Ночью
Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 01
Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 02
Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 03
Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 04
Семенов Юлиан Семенович - Штирлиц 05
Продолжение главы 225

Глава 226. Семин В. - Сергеев И.

В этой главе опубликовано


Сёмин Виталий - Нагрудный Знак Ost
Второй том прозы Виталия Сёмина включает главную книгу его жизни роман «Нагрудный знак „OST“ — суровое и честное, наполненное трагизмом повествование о страшных годах каторги в гитлеровских арбайтслагерях, куда будущий писатель был угнан в 1942 году пятнадцатилетним подростком. В том также вошла первая часть незаконченного романа „Плотина“, являющаяся прямым продолжением „Нагрудного знака «OST“.
OCR и правка: Александр Белоусенко — belousenko.com, 19 ноября 2005.
1
Здание было трехэтажным, бывшее фабричное здание с цементными, приспособленными под тачечные колеса полами, с большой колоннообразной печкой посредине помещений, которые раньше были фабричными цехами. Печек у нас таких не делают, похожи они на увеличенную во много раз буржуйку, известную по кинофильмам о гражданской войне.

Никаких приспособлений для приготовления пищи в такой печке нет — только поддувало и колосники, на которых горит кокс. Печка поражает экономичностью: малое количество кокса сильно разогревает ее, а огромное железное тело, выложенное изнутри кирпичом, как термос, долго сохраняет тепло.

От этой печки идут длинные коленчатые дымогарные трубы, выводящие газ через окно. Они идут над двухъярусными койками, подвешенные на толстой железной проволоке к специальным потолочным кронштейнам.

И эти выкрашенные черной огнеупорной краской трубы, и низкий над койками потолок, и сами каторжные койки, деревянные или железные, собранные из некрашеных стандартных деталей, придают всему помещению неправдоподобный, невыносимый вид. Живут в таких помещениях от ста до двухсот человек — койки здесь двух-, а к задней стене и трехэтажные.

На каждой койке по бумажному матрацу, набитому соломой, и по бумажной подушке, тоже набитой соломой. На каждую койку полагается по два одеяла: одно вместо простыни, другое — чтобы укрываться. Одеяла стертые и сплюснутые от долгого употребления.

И все это — деревянные койки, отдаленно напоминающие ряды грубо сколоченных люлек, и бумажные матрацы, и пол, и потолок, и сам воздух — серого цвета, цвета соломенной трухи, которой набиты подушки и матрацы. Лампочек на весь зал три: у входа, над столом и у печи, вокруг которой небольшое, свободное от коек пространство. Лампочки слабые, свет от них тоже серый, соломенный и тоже, кажется, пахнет соломенной трухой.
Столов на все это помещение два. Они сбиты, как сбивают столы для летних временных кухонь — обструганные доски, ножки накрест и длинная перекладина между ними. За столы могут сразу сесть человек тридцать, но столы всегда пусты.

Едят, спят, сидят на койках.
Когда ложатся спать, все слышат у себя под щекой скрипение соломенной трухи и запах, идущий от этой старой, пыльной, перетертой соломы, — запах голода, фабрики и казармы.
Еще очень силен в здании запах дезинфекции — карболки и дымящейся извести. Тот, кто поднимается из уборной, долго и в запахе собственной одежды, и в запахе одеяла, и в запахе матраца, и в воздухе, который выдыхает сам, слышит карболку и известь. И если у него есть сигарета, он переждет, прежде чем закурить

Семилетов Петр - Навозная Книга Найдена
Семилетов Петр - Ночные Голоса
Семилетов Петр - Обеденный Перерыв
Семилетов Петр - Они Меняются
Семилетов Петр - Отрывки, Etc
Семилетов Петр - Пpаздник Начинается !
Семилетов Петр - Повелительница Драконов, Королева Фландрии
Семилетов Петр - Пооткровенничаем
Семилетов Петр - Похищение Инопланетянами
Семилетов Петр - Похоронный Агент
Продолжение главы 226